Как строился монастырь - воспоминания архитектора

 

 Строительство монастыря на Ганиной Яме началось в самом начале XXI века. Коллектив архитекторов в составе Т.А. Петкевич, Н.С. Акчуриной, Н.В.Дорониной, А.Е. Шарыпова приступил к проектированию монастыря весной 2000 года, победив в закрытом епархиальном конкурсе.

 Вот как пишет об атмосфере, предшествующей и сопровождающей работу над созданием монастырского комплекса, а также об ее авторах – архитекторах Н.С. Акчурина, профессор, кандидат архитектуры, член Союза архитекторов, преподаватель кафедры архитектурного проектирования УрГАХА, в книге «Деревянное зодчество Урала»: «Господь распорядился так, что я оказалась в составе  группы, которой было поручено запроектировать на Ганиной Яме, у памятного креста, установленного над шахтой, сначала просто небольшой навес над аналоем и домик с кельями для монахов, а потом – небольшой храм и братский корпус. Идея монастыря развивалась от просто места для молитвы до небольшого скита, а затем и монастырского комплекса. У каждого из собравшихся в группе архитекторов были свои внутренние или внешние причины, приведшие нас к этому проекту.

  Татьяна Алексеевна Петкевич, архитектор-градостроитель, талантливый, добрый, замечательный человек. Ей, как самой лучшей из нас, Господь даровал воистину голгофский путь – яркий, краткий и безвозвратный.

 Т.А. Петкевич родилась 17 июля и считала работу, связанную с темой Царственных Страстотерпцев, совершенно не случайной для себя, считала это своим долгом по жизни, тем более, что срок ее земной жизни практически был уже отмерен, и она об этом знала. Работе она отдавалась истово, не обращая внимания на тяжелую болезнь и страшные боли. Проектируя генеральный план монастыря, она отрисовала такое количество эскизов, что просто не верится, особенно, если учесть громадные размеры «простыней»-съемок, и то, что она делала это вручную. Причем, она не ограничивалась лишь границами монастырской территории, а как истинный градостроитель сразу думала и прорисовывала в городской структуре трассировку крестных ходов до Ганиной Ямы и инфраструктуру вокруг этих трасс, где паломники могли бы отдохнуть и подкрепиться. В основу генерального плана была заложена идея пасхального яйца как символа Воскресения и возрождения. Для Т.А. Петкевич эта работа была как сама жизнь, как последняя любовь. Уже прикованная к постели, между двумя уколами обезболивающего, она просила показать эскизы храмов для монастыря: «Подожди, не убирай, покажи». За неделю до смерти она приняла постриг с именем Дамиана. И вдруг, пусть на короткое время, словно обрела крылья и осветилась каким-то непостижимым внутренним светом. Ее не стало 12 октября 2001 г.

Конечно, за это время в работе были свои свет и тень, и не только радость, но и печали. Я счастлива тем, что хотя бы маленький отрезок этого пути мне довелось идти рядом с Татьяной. Он был небольшим, этот отрезок, хотя мы были с ней знакомы и раньше. Но сейчас это время вспоминается как долгие счастливые годы.

 Начало работы над проектом осеняли совершенно дивные радуги над Вознесенской горкой, так хорошо видные из окна нашей мастерской на восемнадцатом этаже. Потом были поездки на Ганину Яму всю весну и лето 2000 года. Когда вспоминаешь об этом, становится удивительно, как за такое короткое время могло произойти столько событий. Нас торопили – торопила сама жизнь, торопил Владыка, торопили священники. Разбивку под самый первый храм – Царский, мы с Татьяной делали вдвоем, ползая по непролазной, размокшей от дождей глине. Но даже и это относится сегодня к воспоминаниям драгоценным.

 А потом был визит Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Эскиз монастыря представлял Патриарху А.Е. Шарыпов, в то время руководитель АМП «ЛЕАР», ученик и сотрудник Т.А. Петкевич по Урал НИИпроекту. Немалая его заслуга в том, что проектирование поручили нашей группе, во многом он был движителем самого процесса проктирования.

Строительство храма Николая Чудотворца в монастыре на Ганиной Яме

Н.В. Доронина, доцент архитектурной академии, человек увлеченный и увлекающийся. Начав проектировать, она так тщательно и глубоко изучает материалы и историю вопроса, что происходит полное погружение в историческую атмосферу не только для нее самой, но и для всех окружающих. И это ее неоценимое качество очень помогало нам всем при проектировании монастыря.

 Эйфория после приезда Патриарха продолжалась еще очень долго и, наверное, во многом помогла пережить многотрудные месяцы строительство первого храма. На строительство мы ездили втроем: Т.А. Петкевич, Н.В. Доронина и я, ездили часто – раза два в неделю, а то и чаще. Эскизы, чертежи делались по ночам дома или прямо на стройке в келье, где жили строители. А храмы возводились как скульптуры под нашими руками и руками строителей.

Мы все тогда учились. Мы, архитекторы, учились проектировать храмы (раньше-то не приходилось, хотя и мечталось), учились плотницкому делу. Плотники тоже учились строить не избы и бани, но храмы (им тоже раньше этого делать не приходилось). И что удивительно, при тех темпах строительства, при той скорости, с какой возводились здания, не было ни одной серьезной травмы.

Строительство первого храма в честь святых Царственных Страстотерпцев было начато 22 сентября 2000 г. 27 декабря 2000 г. храм был освящен.

 Второй храм во имя святого преподобного Серафима Саровского строился практически параллельно с Царским храмом и был освящен весной 2001 г.

 Третьим был заложен храм во имя святого преподобного Сергия Радонежского, вознесшийся своим шатром на тридцатиметровую высоту, высокий, как и сам преподобный Сергий, как его монашеский подвиг. Весной 2001 г. строитель монастыря отец Сергий, ставший позднее его первым наместником, после поездки в Москву привез проект небольшого шатрового деревянного  храма и сказал: «Вот такой будем строить». Потом, посмотрев на план, спросил: можно ли его увеличить. И я прямо там, в келье, села за стол «увеличивать». В процессе работы образ изменился совершенно. Разве надо объяснять, что увеличение плана изменит и  остальные пропорции? Так возник высокий подклет с размещенными в нем служебными кельями, возникли высокие сложные крыльца и каскады бочек с главками, поддерживающие восьмерик под шатром. Такова история его проектирования. Впоследствии, правда, непонятно почему, возникла легенда о том, что этот храм - полная копия храма в г. Харбин. Но это чистая выдумка. Ничего общего в образе этих храмов нет.

 В том же 2001 году 11 апреля был заложен надвратный храм в честь иконы Божией Матери «Иверская», обозначивший главный вход в монастырь.

 Пятым строился храм во имя святителя Николая Чудотворца, любимого святого земли Русской. Его закладка также была произведена весной 2001 г. Никольский храм встал на месте одного из кострищ, где сжигали останки Царственных Страстотерпцев, рядом с галереей вокруг шахты. Проектировался он удивительно. Очень быстро, как и все предыдущие – как всегда было все нужно еще «вчера». И я рисовала-рисовала – все на одном дыхании. А когда образное решение вроде уже сложилось, я посчитала главки – их оказалось 17. Одно я могу сказать точно – это не было задумано изначально. И в процессе проектирования я их не считала.

 Потом был довольно длительный период, когда мне пришлось много храмов проектировать и строить по области, в нашей и других епархиях. На Ганину Яму приезжали паломники со всей России. И монастырские храмы часто воспринимали как типовой каталог храмовых зданий. Прямо подходили и говорили: сделай нам проект как вот такой или такой храм на Ганиной Яме.

За 2002-2006 г.г. в монастыре были построены храм в честь иконы Божией Матери «Державная», архиерейское подворье, домовой храм во имя святого праведного Иова Многострадального, игуменский корпус, здание церковной лавки и музея. Над ними работали другие архитекторы - К.В.Ефремов и В.А.Шадрин.

А в 2006 г. я вернулась к проектированию монастыря в честь святых Царственных Страстотерпцев. Была запроектирована и построена паломническая трапезная на входной площади монастыря.

<…>

В 2007 г. был перестроен пострадавший от пожара храм во имя святого праведного Иова Многострадального при архиерейском подворье. Он был значительно расширен и обрел новый образ.

 <…>

 Конец 90-х годов ХХ века и начало XXI века стали временем повсеместного строительства деревянных часовен и храмов на территории Свердловской области. Они были построены в Серове, Шамарах, Ивделе, Екатеринбурге, с. Кашино, поблизости от с. Меркушино на реке Тура и во многих других городах и селах Урала. Оригинальные постройки: сторожевая башня и церковная лавка появились в мужском монастыре Спаса Всемилостивого в пос. Елизавет. Словом, деревянное храмовое строительство было возрождено. На его опыте появились и сработали бригады плотников, кузнецов, столяров, резчиков, иконописцев, почувствовавших вкус к работе, стремящихся к высоким вершинам профессионального мастерства».

   

(из книги А.В. Долгова, Н.Н.Митиной, В.Д.Оленькова «Деревянное зодчество Урала»)