«Невозможное человекам возможно Богу». Проповедь наместника в Неделю 29-ю по Пятидесятнице

 

Как мы слышали сегодня в Евангелии, некто из начальствующих весьма уважительно обращается ко Христу: «Учитель благий» – и задает Ему очень серьезный, жизненно важный и, по-видимому, вполне искренний вопрос: «Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» (Лк. 18, 18). Перед тем как ответить, сердцеведец Иисус поправляет вопрошающего: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог». Т.е. если ты обращаешься ко Мне как к человеку, то зачем льстишь, называя благим и приписывая простому учителю свойственное одному Богу? А если обращаешься к Богу, каковым Я, поистине, являюсь, приготовься исполнить то, что тебе скажу.

Далее Господь указывает ему на необходимость исполнять заповеди десятисловия: «Не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою. Он же сказал: все это сохранил я от юности моей» (Лк. 18, 20-21). В другом Евангелии в похожем эпизоде среди заповедей упоминается о любви к ближнему, как к самому себе, и тут мы вправе уличить юношу в лукавстве. Раз он исполнил эту заповедь, то как умудрился, делясь со всеми своим имением, сохранить большое богатство? Но здесь перечисляются заповеди, которые вполне можно исполнить, если не красть, не убивать и не прелюбодействовать.

И вот Христос, видя, что этот человек исполнил заповеданный для земных людей минимум и ищет большего, открывает ему и нам с вами путь к совершенству: «Еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною» (Лк. 18, 22).

Какие глубокие, сильные и в то же время простые слова и как сложно их исполнить! Они стремительно взмывают ввысь, увлекая за собой того, кто до этого лишь ползал по земле. Земная дорога делает крутой излом и берет курс на небо. Всего одного недостает, отцепиться от богатства, чтобы надеяться не на него, а на Бога, но это требует нечеловеческих усилий.

Кто-то может подумать, что ничего сложного тут нет, и если бы он был богатым, то отдал бы все лишнее, не раздумывая, как не особо нужную вещь. Действительно, для того, кто не омрачен страстью сребролюбия, очевидны слова Господа, что «жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк. 12, 15). Но не так настроены приобретшие богатство многими усилиями и привыкшие пользоваться его преимуществами.

Хорошо, богатства у тебя нет, но это не значит, что совет Христа к тебе не относится. Как первый, перстный адам ты ходишь по земле, ступаешь по ней своими ногами. Пусть это не золото и не бриллианты, а медь и железо или даже грязь и навоз, но на них ты опираешься и утверждаешься, они тебя поддерживают. А теперь посмотри на небо, куда тебе надо взойти вслед за Вторым Адамом, Небесным Христом (Ср. 1 Кор. 15, 47). И понятно, что никакая материальная лестница туда не достанет, когда-то придется попрощаться с веществом и опираться только на Господа, на ступени духовной лестницы.

Главная трудность заключается для нас в том, что в своей жизни мы привыкли полагаться на человеческие силы и средства. Богатство – лишь выпуклый пример, на что может уповать человек вместо Бога, чем он может заполнить свои ум и сердце вместо «единого на потребу». Очень трудно преодолеть этот барьер, отказаться от проверенного и начать действовать духовно, для этого нужно мужество и решительность. Почему так трудно в первый раз прыгнуть с парашютом или спуститься в пропасть с отвесной скалы по веревке, когда ты сам должен сделать шаг в бездну? Ум понимает, что парашют сработает, а капроновая веревка не порвется, но инстинкт самосохранения не дает всю свою жизнь поставить в зависимость от незнакомого средства, должно поменяться сознание.

Так и в духовном. Как простить обидчика и подставить другую щеку, ведь он совсем тогда обнаглеет и заклюет меня? Как отдать другому свое? А вдруг самому будет нужно, мне-то никто не даст. Ради чего отказываться от реальных удовольствий сейчас, надеясь на какие-то эфемерные блага в будущем? Только маленькими шажками, отцепляясь от одних, земных опор и испытывая духовные, мы идем шаг за шагом за Христом к иным реалиям, в иные сферы, где действуют другие законы.

Как и ожидалось, вопрошающий Господа не смог внять совету и преодолеть этот духовный барьер. Он опечалился, потому что был богат и не мог ради совершенства с Богом оставить то, на что реально возложил все свое упование. Действительно, сколько усилий было потрачено на приобретение и приумножение имения, какие великие планы и мечты были о том, как его употребить, и теперь все просто отдать? И кому, нищим – этим бездельникам и опустившимся бродягам, которых интересует только где достать выпить?

На самом деле, Господь делает упор не на нищих, ключевое слово здесь «раздай», т.е. не уповай на земное богатство, чтобы освободить свою душу и научиться надеяться на Бога. Но именно этого и не может сделать вопрошающий, а остальное лишь отговорки и оправдания. «Рожденный ползать летать не может», – сказал бы классик. Но на самом деле здесь все наоборот, рожденный для полета предпочитает ползать по земле. Птенец орла превращается в неповоротливого индюка, потому что никто не вытолкнул его в свое время из уютного гнезда, чтобы он полетел над горами.

Видя эту нашу с вами проблему, Господь восклицает: «Как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие! Ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Лк. 18, 24-25). Может быть, как говорят некоторые толкователи, под игольным ушком подразумевается узкая щель в стене рядом с воротами города, куда мог протиснуться только невооруженный человек. Возможно, верблюдом называли раньше толстый канат, который не может пройти сквозь игольные уши. Так или иначе, суть остается та же, невозможно уповающему на деньги, вещи, людей или свои способности попасть туда, где Бог является и светом, и пищей, и одеянием, и веселием.

Монашествующие – это те смелые, молодые душой и мужественные люди, которые решились отцепиться от имений и родственных связей, от временного и материального, от душевного и естественного, чтобы идти за Христом к подлинной свободе, любви и радости в Духе Святом. Они намеренно сожгли пути к отступлению, дав обеты послушания, девства и нестяжания, чтобы отбросить подальше все костыли и шагнуть в объятия Отча. Они отверглись даже самих себя и своей воли, чтобы выйти из корабля и идти по водам ко Христу, не взирая на шторм и ветер, чтобы бросить обоз со скарбом на серпантинной дороге и взбираться к вершине напрямую по скалам.

Взирая на мириады преподобных мужей, достигших перед ними этим путем желанного упокоения, монахи и все, ищущие духовного совершенства, осознают реальность Божией помощи, но сдерживаются порой человеческими страхами. Им предстоит постоянно переступать через свое естество и инстинкты и преодолевать силы земного тяготения.

Итак, дорогие братья и сестры, призванные к совершенству. Жизнь коротка, а сделать надо не то что многое, но даже совсем невозможное. Будем двигаться за Господом нашим Иисусом Христом шаг за шагом по пути самоотвержения и любви, взирая на Него, опираясь на Его руку, прислушиваясь к Его подсказкам. «Возможно ли смертному взойти на небо?!» – восклицаем мы. Вот и наблюдавшие за евангельским диалогом тоже задают Господу риторический вопрос: «Кто же может спастись?!». На что Он ответил: «Невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18, 27). Аминь.

16 декабря 2018 г.