Подвиг 40 мучеников севастийских

 

  

22 марта Православная Церковь чтит память сорока мучеников севастийских, погибших в одно из последних гонений на христиан в пределах Римской империи (ок. 320 г.).

Христианский календарь представляет нам множество имён мужественных людей, доказавших свои убеждения ценой жизни. Для верующего человека земная жизнь не самоцель и при определённых обстоятельствах теряет всякий смысл. Христиане с самого начала мыслили себя духовными воинами своего Царя Христа. И то, что очень многие святые были профессиональными военными, отнюдь не случайность. Достаточно вспомнить святых Георгия Победоносца, Феодора Стратилата или Феодора Ушакова.

Это произошло в Малой Азии, скорее всего, близ города Севастия Армянская (на территории нынешней Турции). Не убедив воинов-христиан добровольно изменить «присяге», данной ими Христу, языческие командиры загнали их по шею в ледяную воду Севастийского озера, за ночь покрывшуюся коркой льда. Горячая баня и сохранение жизни ждали на берегу каждого, кто согласился бы отречься от веры.

Лишь один из них не выдержал испытания, запятнав себя вечным позором; тогда его место занял стражник, вчерашний язычник, пораженный мужеством своих сослуживцев христиан. Он вдруг увидел, как небесные силы раздавали им венцы и одного оставили без награды.

В народном сознании этот день, практически совпадающий с весенним равноденствием, является точкой отсчета так называемых «утренников» – утренних морозов, продолжающихся будто бы ровно сорок дней. Земля повернулась к солнцу северным полушарием, и об этом возвещают прилетающие птицы.

«Жаворонок весну благословил», – говорили хозяйки, выпекавшие из ржаного теста маленьких жаворонков. Внутрь птичек клали конопляное семя и иные сюрпризы, обмазывали мёдом, покрывали сусальным золотом и посылали родным и знакомым.

В прежние времена дети бегали с печеными птичками по улицам и подбрасывали их к небу с криками: «Жаворонки, прилетите, красно лето принесите!» Затем часть из них крошили и разбрасывали крошки для прилетевших живых птиц …

 Житие 40 мучеников севастийских

В 313 году святой Константин Великий издал указ, согласно которому христианам разрешалась свобода вероисповедания и они уравнивались в правах с язычниками. Но его соправитель Ликиний был убежденным язычником и в своей части империи решил искоренить христианство, которое значительно распространилось там. Ликиний готовился к войне против Константина и, боясь измены, решил очистить от христиан свое войско.

В то время в армянском городе Севастии одним из военачальников был Агриколай, ревностный сторонник язычества. Под его началом была дружина из сорока каппадокийцев, храбрых воинов, которые вышли победителями из многих сражений. Все они были христианами. Когда воины отказались принести жертву языческим богам, Агриколай заключил их в темницу. Воины предались усердной молитве и однажды ночью услышали глас: «Претерпевший до конца, тот спасен будет».

На следующее утро воинов вновь привели к Агриколаю. На этот раз язычник пустил в ход лесть. Он стал восхвалять их мужество, молодость и силу и снова предложил им отречься от Христа и тем снискать себе честь и расположение самого императора. Снова услышав отказ, Агриколай велел заковать воинов. Однако старший из них, Кирион, сказал: «Император не давал тебе права налагать на нас оковы». Агриколай смутился и приказал отвести воинов в темницу без оков.

Через семь дней в Севастию прибыл знатный сановник Лисий и устроил суд над воинами. Святые твердо отвечали: «Возьми не только наше воинское звание, но и жизни наши, для нас нет ничего дороже Христа Бога». Тогда Лисий велел побить святых мучеников камнями. Но камни летели мимо цели; камень, брошенный Лисием, попал в лицо Агриколаю.

Мучители поняли, что святых ограждает какая-то невидимая сила. В темнице воины провели ночь в молитве и снова услышали утешающий их голос Господа: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо восприимете венцы нетленные».

На следующий день суд перед мучителем и допрос повторился, воины же остались непреклонны.

Стояла зима, был сильный мороз. Святых воинов раздели, повели к озеру, находившемуся недалеко от города, и поставили под стражей на льду на всю ночь. Чтобы сломить волю мучеников, неподалеку на берегу растопили баню. В первом часу ночи, когда холод стал нестерпимым, один из воинов не выдержал и бросился бегом к бане, но едва он переступил порог, как упал замертво.

 В третьем часу ночи Господь послал отраду мученикам: неожиданно стало светло, лед растаял, и вода в озере стала теплой. Все стражники спали, бодрствовал только один по имени Аглаий. Взглянув на озеро, он увидел, что над головой каждого мученика появился светлый венец. Аглаий насчитал тридцать девять венцов и понял, что бежавший воин лишился своего венца. Тогда Аглаий разбудил остальных стражников, сбросил с себя одежду и сказал им: «И я – христианин!» – и присоединился к мученикам. Стоя в воде, он молился: «Господи Боже, я верую в Тебя, в Которого эти воины веруют. Присоедини и меня к ним, да сподоблюсь пострадать с Твоими рабами».

Наутро истязатели с удивлением увидели, что мученики живы, а их стражник Аглаий вместе с ними прославляет Христа. Тогда воинов вывели из воды и перебили им голени. Во время этой мучительной казни мать самого юного из воинов, Мелитона, убеждала сына не страшиться и претерпеть все до конца. Тела мучеников положили на колесницы и повезли на сожжение. Юный Мелитон еще дышал, и его оставили лежать на земле. Тогда мать подняла сына и на своих плечах понесла его вслед за колесницей. Когда Мелитон испустил последний вздох, мать положила его на колесницу рядом с телами его святых сподвижников. Тела святых были сожжены на костре, а обуглившиеся кости брошены в воду, чтобы христиане не собрали их.

Спустя три дня мученики явились во сне блаженному Петру, епископу Севастийскому, и повелели ему предать погребению их останки. Епископ с несколькими клириками ночью собрал останки славных мучеников и с честью похоронил их.

«Диавол же остался посрамленным: потому что, восставив на мучеников всю тварь, увидел, что все побеждено доблестию их, – и ветреная ночь, и холод страны, и время года, и обнажение тел. Святый лик! Священная дружина! Непоколебимый полк! Общие хранители человеческого рода! Добрые сообщники в заботах, споспешники в молитве, самые сильные ходатаи, светила вселенной, цвет церквей! Вас не земля сокрыла, но прияло Небо; вам отверзлись врата рая. Зрелище достойное Ангельского воинства, достойное патриархов, пророков, праведников; мужи в самом цвете юности презревшие жизнь, паче родителей, паче детей возлюбившие Господа! Находясь в возрасте наиболее полном жизни, вменили они ни во что временную жизнь, чтобы прославить Бога в членах своих: став позором миру, Ангелом и человеком (1 Кор. 11, 9), восставили падших, утвердили колеблющихся, усугубили ревность в благочестивых. Все, воздвигнув один победный памятник за благочестие, украсились одним венцом правды, о Христе Иисусе, Господе нашем, Которому слава и держава во веки веков! Аминь.» — Святитель Василий Великий.

(по материалам православных СМИ)