Проповедь наместника в 1-ю Неделю Великого поста, на Торжество православия

 

 

Поздравляем вас, дорогие братья и сестры, с Торжеством Православия! Это праздник нашей с вами спасительной веры, и мы благодарим Господа, радуясь, что имеем в нашей жизни твердую опору и поводыря, самым кратчайшим путем возводящего на небо. Наша православная вера выстрадана апостолами, мучениками и пророками – всеми нашими святыми предшественниками на этом пути за Христом в Царство Небесное. Они исповедовали свою преданность Господу, свидетельствовали своей жизнью и смертью о православной вере, ограждали ее от искажений, излагали и защищали, и теперь мы имеем это, поистине, величайшее сокровище, которое утверждает наши души и исполняет сердца радостью. Этот источник благодати Божией, точащийся из богослужебных текстов, из житий, из творений святых Отцов, делает нас богатыми и непобедимыми.

Святая Церковь много пострадала, прежде чем сложилось ее вероучение. Сначала христиан гнали иудеи, потом римские императоры, невежественный народ, представители языческой культуры. Но Церковь, как непотопляемый корабль, всегда силой Божией держалась на плаву, хотя было очень непросто. Если первые три века ее терзали внешние гонения от язычников, то затем враг стал нападать изнутри. Под воздействием внутренних вызовов, различных ересей, расколов и суеверий постепенно формировалось и формулировалось учение Церкви. На семи Вселенских соборах были приняты его основополагающие столпы: догматы о Святой Троице, о взаимодействии двух природ во Христе, истинного Божества и истинного человечества и пр.

Эпоху Вселенских соборов завершило принятие догмата об иконопочитании. Несмотря на разрешение этого вопроса на VII Вс. соборе, противники взяли реванш, и только в IХ веке должное почитание икон восторжествовало над иконоборчеством. Теперь мы знаем, что честь, воздаваемая образу, восходит к Первообразу, т.е. к Самому Богу, к Матери Божией, к святым, изображенным на иконах. Поклоняясь священным изображениям, мы выражаем свою любовь к Богу, Который стал человеком для этого, чтобы мы могли увидеть и полюбить Его, выразить Ему свою благодарность и преданность.

Но высокое учение Церкви можно принять только чистым и не лукавым сердцем, как у Нафанаила, «истинного израильтянина, в котором нет льсти». Так назвал его Господь, потому что заранее узрел чистоту души и намерений того, кто под смоковницей молился о спасении Израиля. Невозможно принять истинное учение Христово, Самого Христа, имея в себе бурление страстей, и примеры тому – ересиархи и раскольники, по гордости отколовшиеся от церковного единства. Только через покаяние и очищение, упрощение и освящение усваивается истина. Иконоборцы были прародителями тех, кто «имеет веру в душе», т.е. формально верующих христиан, вера которых мертва, потому что не выражается в делах любви. Истинной любви свойственно проявляться во всем, чем располагает душевно-телесный состав человека. Поэтому спасает и преображает только «вера, действующая любовью» (Гал. 5, 6).

Икона – это тоже средство постижения истины, и потому не случайно в ней используется обратная перспектива. Если в обычной картине все сужается к горизонту, и при рассматривании ее мы как бы перемещаемся туда умом, икона сама смотрит на нас. Фокус перспективы сходится в нашем сердце, где и происходит борьба между добром и злом, добродетелью и пороком. И получается, что, предстоя перед иконой, этим окном в иной, духовный мир, мы сами находимся перед судом Божиим, судом своей совести. Таким образом не только сам взирающий на образа христианин укрепляется и освещается исходящей от них благодатью, но и они напоминают ему о его христианском долге, о том, походит ли он на тех, кто изображен на этих иконах. Потому что все, кто на них изображен, похожи на Господа нашего Иисуса Христа, и в Царство Его войдет лишь тот, кто подобен Ему, уподобился Богу в правде, благости и любви.

Господь сотворил душу нашу по образу Своему, чтобы она, подобно зеркалу, отражала в себе Его совершенства. Но, как говорят святые Отцы, это зеркало, хотя и не исчезло по грехопадении, но было замутнено грехом и разбито на тысячи осколков. Христос собирает в Себе этот пазл, духовное устроение каждого из нас, а затем соединяет множество этих восстановленных зеркал в одно светоносное тело Церкви через приобщение Его благодати в Причастии, через общение любви. Одно предстояние пред Господом в молитве перестраивает душу, одно лицезрение Божественного совершенства исцеляет смотрящего, как и созерцание малых подобий Творца во святых иконах. Пребывание со Христом, Лозой Истинной, и сообщает нам эту цельность, это вожделенное единство со всей Церковью, Торжествующей на Небе и Воинствующей на земле.

Но торжествовать и праздновать любое церковное событие можно только тогда, когда душа радуется, когда мы сами приобщаемся этому торжеству. Не теоретически, не из книг, а на своем духовном опыте, когда эта победа православия над грехом, страстями и всякими немощами происходит не где-то в мире и истории, а в нашем сердце, в нашем уме. Только тогда мы можем подлинно радоваться и торжествовать вместе со всею Церковью.

Когда речь идет об иконах, вспоминается ответ Господа искушавшим Его книжникам: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу». Каждая душа – это небесная драхма, на которой должен быть изображен наш Царь – Христос. Нельзя приносить Богу мирское, чуждый огонь земных страстей, но тем более недопустимо образ Божий, душу, созданную для любви, отдавать кесарю, князю сего суетного мира, обращать на земное и марать грехом. Такой человек подобен иконоборцу, не почитающему образ Создателя, зарывающему полученный от Творца талант в земле. Иконоборец и тот, кто не чтит образ Божий в ближнем, бесчестит его враждой и неприязнью.

Итак, будем держать нашу спасительную веру высоко как знамя победы и обетование вечного блаженства. Пусть она освещает наш путь, укрепляет в подвиге и делает победителями в духовной борьбе, чтобы небесное торжество уже сейчас сопутствовало нам в нашей под час непростой земной жизни. Аминь.