151-я годовщина со Дня Рождения Государя Императора Николая II

 

В этот солнечный майский день отмечается 151-я годовщина со Дня Рождения Государя Императора Николая II.

В дореволюционной России день рождения Государя Императора назывался Царским днем. Это был государственный праздник во всей стране: украшались города и веси, весело звонили колокола десятков тысяч православных храмов, в которых священники служили молебен о здравии Именинника. Особенно торжественной была Литургия, совершаемая в Казанском соборе, на которой присутствовала вся августейшая семья.

Этот день обязательно отмечался какими-нибудь значительными событиями, показывающими рост могущества и благосостояния империи. Так 6/19 мая 1914 года императорским указом был учреждён Уральский Горный Институт (ныне Уральский Государственный Горный Университет), а в 1916 году Государь Император Николай II даровал ему своё державное имя, став основателем первого вуза на Урале.

Любовь к Богу, своей стране и семье Государь пронес через всю жизнь. Это были три кита, на которых строилось его мировоззрение, незыблемая основа бытия, укреплявшая его на протяжении всей жизни, а особенно в дни тяжелых испытаний и ареста. Подобно Иову Многострадальному, он стойко и мужественно, с упованием на милость Божию переносил не только испытания, касающиеся лично его или августейшей семьи, но и страдания всей страны.

Впрочем, легенда о слабоволии Государя Императора Николая Александровича довольно прочно укрепилась в умах многих и многих людей, несмотря на то, что она прямо противоречит истине. Достаточно вспомнить общеизвестные факты и сопоставить достоверную информацию о достижениях России в экономической, образовательной, медицинской, военной и многих других сферах жизни в годы правления последнего Императора, чтобы убедиться в обратном. Надо задуматься над непомерной тяжестью монаршего служения, огромной ответственностью, нравственными испытаниями, страшной душевной трагедией Государя, вызванной болезнью наследника и, наконец, всеми переживаниями в годы войны и революции, закончившимися мученическим восхождением на Голгофу, чтобы понять, что пройти этот тягостный жизненный путь с таким достоинством и смирением, как прошел его Царь-мученик, мог лишь человек исключительно сильной воли.

Но Царь Страстотерпец обладал и несравненно более ценными дарами – верой в Бога, преданностью долгу и любовью к своему народу, а также необыкновенной духовной силой, возвысившейся до святости. Свое служение стране и ее народу он осознавал как христианский подвиг и исполнение священной воли Божией. Это ярко иллюстрирует ответная телеграмма Его Императорского Величества председателю Государственной Думы: «Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения родной матушки России». А письма к матери, императрице Марии Федоровне, наполнены глубокой верой и упованием на всеблагой Промысел Божий. «Я во всем полагаюсь на Его святую волю» – так заканчивается одно из писем.

В этих строчках звучит и для нас призыв во всем и всегда уповать на волю Господа, не предавать веры своих предков, терпеливо и без роптаний нести жизненный крест, подобно Царю-мученику, который ныне предстоит Престолу Божию и молится за свой народ.

Святый Страстотерпче Царю Николае, моли Бога о нас!

 

Взгляд Ангела! Глаза… Глаза – России.

О, этот взгляд! Во век мне не забыть:

Готовый сердцем всех людей любить!..

Им любовался после Литургии…

И страшно грешному мне рядом быть.

И радостно смотреть и умиляться, –

Так… с чистотой небесной не расстаться!

 

Царь плакал скорбными слезами –

Незримыми – о всей Руси.

Как истово под Небесами –

За люд – прощения просил!

 

Всей кротостью, смиреньем духа

Он возносился в Дом Святой…

И Горний мир касался слуха

Нежнейшей песней неземной.

 

Народ в безбожном оскверненье

В Венец Терновый смерть вплетал,

Наполнил ядом униженья

И клевету в чело вонзал.

 

Святейший агнец непорочный –

Ты – солнце красное Христа!

Мир ослепленный и порочный –

Не пожалел Тебе – Креста! (С. Нилус)

 

 

 

Использовались материалы сайта Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и статьи В. Корна.