Проповедь

Притча о мытаре и фарисее. Новомученики и исповедники российские

  • Подготовительные недели к Великому посту
  • Неделя о мытаре и фарисее

Мы привыкли презирать и осуждать фарисея: нам кажется, что сегодняшнее Евангелие дает нам на это право – будто он осужден Самим Христом. Но мы забываем, что это были люди подвига и убеждения. Само Евангелие говорит нам о том, что фарисей постился дважды в неделю. А как мы относимся к посту? Бываем ли мы к себе столь строги или находим поводы и причины оправдывающие нас не поститься?

Значительную часть своего дохода фарисей отдавал нуждающимся, а как поступаем мы? Пускай каждый ответит на этот вопрос сам себе!

Фарисей знал и прекрасно понимал, что грабители, обидчики и прелюбодеи не просто не соблюдают, но грубо нарушают заповеди данные Богом. И он благодарил Бога что он не таков как они. А как часто мы благодарим Бога за его благодеяния к нам? В конце концов он вышел из храма оправданным! Мене оправданным чем мытарь, но оправданным! В чем же была его ошибка? Он судил о человеке по внешности, не зная его внутреннего покаяния.

Как распространена эта ошибка в нашей духовной жизни? И как часто мы уподобляемся ему! Мы знаем, видим или слышим от кого либо от каком-нибудь человеке, о том как он живет, что делает, чем увлекается и не задумываясь о его внутренней жизни легко судим человека, осуждаем и даже выносим приговор.

Ярким образом такого человека является мытарь. Он был прислужником оккупантов-римлян, которые поработили народ израильский, всячески его притесняли и искали в его же среде таких людей, которые будут только заниматься побором, сбирать их дань. И конечно, такие люди были всеми ненавидимы, потому что законом их жизни было вымогательство, была жестокость, была беспощадность. И этот человек по слову Спасителя вышел из храма более оправдан чем фарисей! Не будем судить кто и как живет вокруг нас, кто ходит в храм, а кто нет.

Оба эти образа приведенные Спасителем могут многому нас научить если мы будем читать Евангелие и не требовать Его исполнения от окружающих нас, но требовать от самих себя.

Сегодня мы совершаем паять новомучеников и исповедников Российских. Их количество так велико что мы не имеем возможности совершать службу каждому из них. Но есть и святые о которых мы наверное никогда не узнаем, так как документов и свидетельств о них могло просто не остаться. По этой причине им всем, известным и не известным нам установлен этот праздник.

Удивительным человеком во всех отношениях был один из спутников последовавших за Царской семьей в ссылку, генера-адъютант Илья Леонидович Татищев. До наших дней сохранилось немало документов о его жизни, самоотверженном служении Отечеству, помощи людям, глубокой христианской вере, достойном поведении во время заключения вместе с Царской семьей и, наконец, мученической кончине. «Благородный, идеально честный», «по-христиански милосердный», «человек трогательной доброты» — так отзывались о нем современники. И даже люди, которые в силу обстоятельств были его противниками, говорили о нем с уважением: «Он вел себя достойно», «Он не имел презрения к людям». Генерал Татищев был исполнен благородства и любви к ближним, всем сердцем любил Евангелие, которое знал наизусть и исполнял жизнью.

По свидетельствам современников, Илья Татищев вел жизнь добропорядочную, был человеком скромным и серьезным, далеким от каких-либо светских романов. Глубокую веру Ильи Леонидовича раскрывает следующий случай. Во время одной из поездок вместе с ним в поезде оказался офицер Александр Карамзин. Однажды, зайдя к нему в купе, он увидел его читающим маленькую книжечку. Этот случай он описал в своих воспоминаниях: «Заложив книжечку пальцем, Илья Леонидович поднял на меня светлые детские глаза.

— Что это у вас за книжечка, Ваше Превосходительство? — спросил я. — Смахивает на шпаргалку.

Он искренне рассмеялся.

— Эта книжечка, дорогой мой, мала, но дороже всех книг в мире.

И показал мне крохотное Евангелие. Печать в Евангелии была слишком мелкая, и я поинтересовался:

— Смею спросить, Ваше Превосходительство, а как Вы читаете без очков?

— А я помню текст наизусть и просто держу ее в руках. Как шпаргалку, — и снова засмеялся. — Вам они нравятся? Эти не отдам, то — подарок-благословение моей мамы. Но подарю непременно Вам такие же.

И действительно, через неделю он мне их вручил с советом читать, чаще думать о прочитанном и стараться делать в жизни всё, что возможно, по Евангелию... Эти книжицы я возил с собой всю войну. При одном взгляде на них я слышал его слова — “жить по Евангелию” — и передо мной вставало чудное, полное доброты и света лицо Ильи Леонидовича».

Безграничная любовь Ильи Леонидовича к ближним трогала и самые черствые сердца. К генералу Татищеву хорошо относился даже такой человек, как Николай Родионов, командир отряда красногвардейцев, охранявших Царскую семью в Тобольске – человек, «не знавший жалости». Однако, по воспоминаниям Пьера Жильяра, «увидев Татищева, Родионов сказал ему: “Я Вас знаю. Я Вас видел в Берлине. Вы — хороший человек. Вы никогда не имели презрения к людям. Я готов Вам помогать, как могу”. Татищев ответил: “У меня есть одна просьба, и я буду благодарен, если Вы ее исполните. Прошу, чтобы меня не отделяли от Государя”.

10 июня 1918 года стало последним днем жизни генерала Татищева. Вместе с князем Долгоруковым он был без суда и следствия расстрелян на окраине Екатеринбурга в лесу возле Ивановского кладбища.

Такие люди являются для нас живым свидетельством того что жизнь по Евангелию и исполнение заповедей возможны в любую эпоху, в любом звании, возможны и для нас с вами. Аминь!

09.02.2020