Святые Царственные страстотерпцы: начало крестного пути

«Красив был восход солнца, при котором мы тронулись в путь. <...> Покинули Царское Село в 6.10 утра»

Из дневника Государя Николая II от 14 августа 1917 года

«Солнце взошло, но грустная картина была в минуту отъезда. На балконе стояли все люди и с выражением отчаяния провожали нас...»

Из дневника верной спутницы Царской Семьи Анны Демидовой

В конце июля 1917 года Царская семья узнаёт о необходимости скорого отъезда в новое место заключения. Александровский дворец, превратившись в начале марта для Царственных страстотерпцев в темницу, не перестал быть для них родным домом. В нем Августейшие узники постепенно обустроили быт, который был им позволен. Прежде всего, это был ежедневный труд – у каждого свой, который завершался вечерним отдыхом в тесном домашнем кругу.

«Мы ходим в лес – где Папа с нашими людьми спиливают сухие деревья и колят на дрова. Мы помогаем и их носим и складываем в сажени. Эта работа уже около 2-х месяцев, а раньше сами копали грядки, и вышел очень хороший огород, с которого едим. Грядок вышло около 60. По вечерам Папа нам каждый день читает вслух…»

пишет Великая княжна Татьяна из Царскосельского заключения.

По свидетельствам очевидцев и письмам Царской семьи мы знаем, что она никуда не хотела уезжать. Государь лишь надеялся, что если такое решение будет принято, то семья будет отправлена в любимую ими Ливадию, о чем он попросил председателя Временного правительства Керенского. Тот не отказал, но впоследствии обманул ожидания, лишь накануне отъезда объявив о решении отправить Августейших страдальцев в Сибирь, в город Тобольск.

«После завтрака узнали от гр<афа> Бенкендорфа, что нас отправляют не в Крым, а в один из дальних губернских городов в трех или четырех днях пути на восток! Но куда именно, не говорят, — даже комендант не знает. А мы-то все так рассчитывали на долгое пребывание в Ливадии!!»

Из дневника Государя от 10 августа 1917 года

Позже об этом решении Временного правительства по отношению к Государю и его семье историк и философ Иван Солоневич напишет:

«Судьба Царской Семьи – это, может быть, единственное, в чем Временное правительство действовало вполне логично. Отсюда и Тобольск – подальше от центра, в глушь, по мере возможности, в забвение, хотя бы и временное. Тень Царской Семьи стояла не только „угрызением совести", она стояла личной угрозой для всех участников Февраля – эту угрозу нужно было убрать подальше. В этом были единодушны все – от генералов до социалистов. И именно поэтому никто не позаботился о Царской Семье – ни в Царском, ни в Тобольске».

Начались торопливые сборы. Прощание с родной обителью для Царской семьи было тяжелым. 12 августа во дворце священником Афанасием Беляевым была совершена последняя литургия. Из Знаменской церкви Царского села была принесена чудотворная икона Божией Матери «Знамение», перед которой был отслужен напутственный молебен.

«По окончании молебна все приблизились к иконе и, земно кланяясь пред нею, приложились к лику Богоматери. (…) Икону подняли на руки принесшие ее солдаты и понесли через Круглое зало в парк. За иконою шло духовенство, певчие, царская семья на балкон, до спуска в парк, где и остановились. Икону понесли дальше, а мы, возвращаясь в церковь, уже окончательно последний раз поклонились бывшему Царю и его семье...»

Из дневника протоиерея Афанасия Беляева от 10 августа 1917 года

В последний день перед отъездом Государю разрешили повидаться с братом, Великим князем Михаилом Александровичем. Сопровождать Царскую семью в Тобольск было приказано полковнику Евгению Степановичу Кобылинскому, который оказался верным помощником и очень помог семье переносить все невзгоды Царскосельского и Тобольского заключения.

Трогательную картину прощания с Царской семьей перед самым отъездом их поезда в Тобольск передает нам полковник Н.А. Артабалевский. Осмелившись подняться в вагон и проститься с Государем, он услышал его последнее напутствие:

«Служите России так же, как служили мне... Верная служба Родине ценнее в дни ее падения, чем в дни ее величия...» Молчаливая, серая толпа смотрела на нас и точно чего-то ждала. В окне снова показались Государь и Цесаревич. Государыня выглянула в окно и улыбалась нам. Государь приложил руку к козырьку своей фуражки. Цесаревич кивал головой. Также кивали головой Царевны, собравшиеся в соседнем окне. Мы отдали честь, потом сняли фуражки и склонили головы».

Царская семья приедет в Тобольск 19 августа 1917, в праздник Преображения Господня.

13 Августа 2022

Другие новости